Альбер Камю - Записные книжки

Записные книжки

4.4
3 часа 10 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Альбер Камю. Записные книжки. март 1951 - декабрь 1959. Первую записную книжку Камю завел в середине 30-х годов, когда ему было чутть более 20 лет. Последние заметки написаны незадолго до гибели. Собранные вместе, эти записи складываются в своеобразную автобиографию, на страницах которой запечатлелись двадцать пять лет жизни Альбера Камю, его литературные труды и дни.

Лучшая рецензияпоказать все
SinInGrin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Альбер,
Я буду по имени, мне так проще
От живой к мертвому - в этом я
В веренице сменяющихся одиночеств
Вы возникли огнем плеяд

Альбер,
Бунтующий, падший и посторонний
Выращенный болью, несущий ее вперед
Сквозными в сердце, в раны словами-солью
И к черту душу - пускай гниет

Альбер,
После Вас для меня ничего не будет
И уже никому никогда не стать святым
Я уже давно не доверяю людям
По крайней мере живым

Альбер,
Богом избранный, даже если нет никакого Бога
Несговорчивый, нетерпимый, никогда не падавший ниц
Я могла бы простить Вам так много
Кроме пустых страниц

Альбер,
Вам бы было так лестно слушать
Как мы все робко и трепетно бережем
Ваше на наших истерзанных душах
Каждое слово - швом

Альбер,
Вы открыли мне смысл жизни и смысл счастья
И я больше не верю ни в смерть, ни в страх
Буквы Ваши будут вечным проклятьем
Черными мушками в моих глазах

Альбер,
Я уже клялась не хлестать рифмами
Но все как обычно и вот опять
Альбер,
Я хочу передоза книгами
Вы мой C21H23NO5


Вышеопубликованный собачий бред являет собой не что иное, как проспоренное "желание" одному товарищу в виде "понятной и приличной рецензии в стихах". Ни понятно, ни прилично, ни в стихах я писать не умею. Что вышло - то вышло. Но галочка есть.
Так что, доволен, маленький ублюдок?
Наслаждайся моим позором.
Никогда больше не буду с тобой спорить..

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов
SinInGrin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Альбер,
Я буду по имени, мне так проще
От живой к мертвому - в этом я
В веренице сменяющихся одиночеств
Вы возникли огнем плеяд

Альбер,
Бунтующий, падший и посторонний
Выращенный болью, несущий ее вперед
Сквозными в сердце, в раны словами-солью
И к черту душу - пускай гниет

Альбер,
После Вас для меня ничего не будет
И уже никому никогда не стать святым
Я уже давно не доверяю людям
По крайней мере живым

Альбер,
Богом избранный, даже если нет никакого Бога
Несговорчивый, нетерпимый, никогда не падавший ниц
Я могла бы простить Вам так много
Кроме пустых страниц

Альбер,
Вам бы было так лестно слушать
Как мы все робко и трепетно бережем
Ваше на наших истерзанных душах
Каждое слово - швом

Альбер,
Вы открыли мне смысл жизни и смысл счастья
И я больше не верю ни в смерть, ни в страх
Буквы Ваши будут вечным проклятьем
Черными мушками в моих глазах

Альбер,
Я уже клялась не хлестать рифмами
Но все как обычно и вот опять
Альбер,
Я хочу передоза книгами
Вы мой C21H23NO5


Вышеопубликованный собачий бред являет собой не что иное, как проспоренное "желание" одному товарищу в виде "понятной и приличной рецензии в стихах". Ни понятно, ни прилично, ни в стихах я писать не умею. Что вышло - то вышло. Но галочка есть.
Так что, доволен, маленький ублюдок?
Наслаждайся моим позором.
Никогда больше не буду с тобой спорить..

dear_bean написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Нравится мне Альбер Камю, и в действительности с этим ничего не поделаешь.
Здесь нет сюжета, ведь это записные книжки. И нет героев, ведь это личное_отличное от Камю. И даже не будет пространных размышлений, а только краткие заметки. Блокнотные записи. Слова. Погода. Любовь. Грусть. Тошнота. Открытые мысли. Политика, критика, люди, философия. Одиночество. Чувства. Личное, но понятное каждому. И даже не так много грустного экзистенциализма.

Я уверена, что эти записки играли важную роль в жизни Камю, пусть они зачастую о каких-то обыденных вещах - они важные. Здесь совсем немного про события. Знаете, эти заметки слишком отвлечённые, чтобы говорить о том, что они принадлежат лишь Камю. Они принадлежат каждому из нас в той или иной степени. Камю тут пределено анонимен. Из-за чего едва ли по заметкам можно будет проанализировать личность, едва ли получится покопаться тщательно в мыслях - всё же заметок мало, и я хочу ещё! Я то хотела через эти записки раскрыть внутреннее содержание Камю, а получила схожесть мыслей.

Познать себя до конца - значит умереть.

Отчего-то кажется, что многие заметки всё же рождались после глубокого психоанализа. В таких заметках видно обнажённую душу. Некоторые же заметки были написаны под порывом от увиденного "здесь и сейчас". Самое ценное с точки зрения насущного. Мысли, мысли, мысли.. Десятки, сотни, тысячи. Они одни и те же, но каждый раз новые. А ещё они похожи на бесконечный поток, совершенно непредсказуемый. Я люблю такие заметки; в них зачастую и спрятаны самые тайные и пророческие мысли, а откровений порой побольше, чем в любой автобиографии. А ещё тут приправлено всё прекрасными метафорами и аллюзиями, на которые способен Камю. От этого и люблю ещё сильней. Он гениален, не побоюсь этого слова!

Читала, смаковала. И думала о том, что это сродни нынешнему твиттеру с его 140 символами. И это прекрасно. Это не биография, не автобиография, не дневники. Это действительно только обрывистые и несвязанные заметки, от чтения которых на душе становится спокойно.

Постоянно такое чувство, словно я в открытом море: неизъяснимое счастье с привкусом опасности.

laonov написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Андрей Платонов говорил о записных книжках, как об особом литературном жанре, а не как о "сырье" для произведений, ибо высокомерно и стыдно кормить "сырьём" читателя.
Удивительная солнечная проза Камю отразившаяся и в его записных книжках, похожа на каллиграфически выведенные стихи мыслей; похожа на тот дивный и светло шумящий листвой сад творчества, откуда художник черпает вдохновение, тот сад, ад творчества ( "литература - приглашенье в ад". Адамович), в котором Розанов собирал свои "Опавшие листья".
Если бы сердце человека стало иглой сейсмографа, но выводящей не кардиограмму землетрясений, а кардиаграмму потрясений мыслей, нежнейших колебаний души, то мы бы увидели нечто похожее на записные книжки Камю. Горы, грозы одиночества, природы... словно вспышка сигнала от далёкой звезды - мысли о женщинах, боге, и... нитевидная тишина, нить от сердца - к женщинам, деревьям, мыслям Достоевского, Толстого и Ницше, похожих на далёкие и грустные звёзды. И вдруг, посреди этого белого, звёздного шума экзистенциального одиночества, отчаяния, волны света нежности и красоты природы, искусства, женщин!
Сердце-игла, размашистым почерком бога, выводит мысль за мыслью, пульсации мысли, души, словно бы ведущей разговор с собой, в спешке записывая то откровение чувств, которое душа узрела, когда искусство, бог и жизнь, невыносимо смолкли, и душа, на миг умерла.
Читая з.к. Камю, складывается почти райское ощущение : тело человека, наконец-то стало прозрачным, и не нужно тратить сил на язык слов, бездарный перевод мысли и чувств в слова, слов, на другие языки... Мысли, словно бабочки, мерцают по всему телу: в животе, груди, голове, и кажется, что если можно было бы словно скафандр космонавта, снять череп, то мысли, бабочками населили бы звёздную ночь ( образ скафандра - Набокова. Бабочки - мои).
Подсмотренные сны, подсмотренные мысли, проносящиеся в душе Камю, порой оставляя на страницах з.к., словно на заиндевевших окнах, узоры, пронизанные солнцем папоротники и цветы того рая, в который Камю как раз и не верит.
Хотя, Камю, как никому из французских писателей, свойственен пантеизм мысли ( в этом смысле, Камю похож на экзистенциального Шелли. Сартр - на Байрона), почти импрессионистическое чувство мысли, солнца, пронзающего всё и вся :

На пляже человек, раскинувший руки, распятый на солнце.



Но порой Камю и сам, словно посторонний, подсматривает чужие мысли, чужие одиночества :

В кино молодая жительница Орана плачет горючими слезами, глядя на несчастья героя. Муж умоляет её перестать. Она говорит сквозь слёзы : "Дай же мне, в конце концов, всласть поплакать."



Из всех экзистенциалистов, именно у Камю заметно, как тоска по вечности и умершему в мире богу, тихо приняла черты красоты, которой и молятся мысли в душе.

Я не могу жить без красоты. И этим объясняется моя слабость в отношении некоторых людей



Но как жить среди людей, с их почти кричащим молчанием душ, под молчаливым небом, с испуганными, большими, словно глаза потерявшихся детей, звёздами?
Словно в окнах машины, на страницах записных книжек, мелькают пейзажи звуков, мыслей, судеб, и... темно обрываются, ибо душа, как и машина, на которой разбился Камю, может так же разогнаться, зачаровавшись ускользающей, неостановимой красотой мгновений жизни, пожелав её, красоту, удержать, забыв о машине, о себе в машине, и о душе в себе, ибо в какой-то миг ты сознаёшь, что абсурд и одиночество мира, были лишь потому, что ты заслонял собою мир, а теперь, отошёл в сторону, посторонился, и свет мира хлынул на тебя, на жизнь, и душа впервые почувствовала себя в этом свете, жизни, и даже в том самом дереве, в которое, своим чёрным крылом, влетела машина.



"Грозовое небо в августе... Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда"


"Как красивы женщины в Алжире на склоне дня! " ( Марк Гаранже. Алжир 1960 г. )


"Каким человеком я стал бы, если бы не был таким ребёнком!" ( Сартр и Камю с собакой Пикассо "Казбеком")


"Ночью, в самолёте,- огни Балеарских островов, словно цветы в море"


Камю. Авария. Дорога из Прованса в Париж. 1960 г.

Unikko написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«То, что мы созерцаем, - это то, что мы есть»
Рюйсбрук

Говорят, в XX веке писатели «разучились» вести дневники: жизнь менялась слишком быстро, чтобы успевать за ней записывать. Камю и не пытался, в его записных книжках не нашлось места ни эпохе, ни людям, ни истории: только он, творчество и природа: «день то облачный, то солнечный. Мороз в жёлтых блестках. Мне стоило бы вести дневник погоды».

Записные книжки, конечно, жанр отличный от дневника, автобиографическая малая проза или, как иногда говорят, «эго-текст», то, что должно служить вдохновению. Но у Камю получились почти грегерии в духе Ромена Гомеса де ла Серна: запечатлённые мгновения, облики ненаписанного.

Мыслить можно только образами. Если хочешь быть философом, пиши романы.

shutov написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

тексты альбера камю интересны в первую очередь своими точными короткими мыслями. их извлекают из контекста произведений, разгадывают, точно сложные ребусы, что кажутся на первый взгляд простыми. оттого заглянуть в записные книжки этого мыслителя крайне любопытно. здесь: литературные эскизы персонажей, афористичные мысли, краткие намётки планируемых романов, описания посещаемых мест, размышления о человеке и мире, о политике, о духовности, о любви и многом, тому подобном.

admin добавил цитату 5 месяцев назад
По нескольку дней кряду я бываю о себе самого отвратительного мнения.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Постоянно такое чувство, словно я в открытом море: неизъяснимое счастье с привкусом опасности.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
С некоторыми людьми мы строим отношения на правде. С другими — на лжи. И эти последние не менее прочны
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Остается выбрать наиболее эстетичное самоубийство: женитьба + 40 часовая рабочая неделя (в другом варианте - женитьба + покаянные молитвы) или револьвер.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Любовь, которая не выдерживает столкновения с реальностью, – это не любовь.