Алиса Коонен - Страницы жизни

Страницы жизни

4.7
1 час 52 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Главы из дневника актрисы читает Людмила Титова. Режиссёр - Владимир Романычев. Звукорежиссёр - Любовь Рындина. Звукооператоры - Галина Ахматова и Галина Белолипова. Саундпродюсер - Кирилл Тихомиров. Продюсер - Ольга Грустная Коонен Алиса Георгиевна, русская советская трагедийная актриса, жена легендарного режиссера и создателя московского Камерного театра Александра Таирова. На московском театральном небосводе 1920-40 годов звезда Алисы Георгиевны Коонен была одной из самых ярких. Даже на фоне самых знаменитых театральных звезд она оставалась уникальной , ни с кем не сопоставимой и несравненной. В этой удивительной русской трагической актрисе при этом не было ни капли русской крови. До 1934 года она оставалась подданной Бельгии, но при этом всю жизнь и весь свой дар отдала русскому театру. Любимая ученица Станиславского она стала первой исполнительницей главных ролей во многих его спектаклях… О своей работе в театре она рассказала в книге воспоминаний «Страницы жизни». В проекте «Однажды в истории» они прозвучат в чтении Людмилы Титовой.

Лучшая рецензияпоказать все
Decadence20 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Пока не остановится сердце...

...жребий брошен, я поступаю на сцену. Завтра меня уже не будет здесь.

Это не просто книга-открытие, это книга-калейдоскоп! Испытывала неописуемый восторг на протяжении чтения, вплоть до последней страницы. И послевкусие оказалось ничуть не хуже. Не покривлю душой, если скажу, что эта книга - лучшая среди множества других автобиографий, прочитанных за последнее время. Написана она замечательно! Читаешь и моментально оказываешься сначала в России конца 19 века, затем - начала 20-го, моего любимого периода истории. Волшебство тогдашней атмосферы с её за душу берущими романсами "Пара гнедых" и "Утро туманное, утро седое", которые я так люблю... Чарующая простота и изящность спектаклей и скрытой от посторонних глаз жизни внутри самого театра.

Уверена, ни у кого талант и профессиональное мастерство актрисы Алисы Коонен не вызовет сомнений. Судьба благоволила ей, а её многочисленные роли были обогащены умением тонко чувствовать своих героинь.

Моим воспитателем был К. С. Станиславский... В Художественном театре мне довелось работать и с Вл. И. Немировичем-Данченко, который был не только прекрасным режиссером, но и выдающимся педагогом. Там же работала я с К. А. Марджановым. И, наконец, мне выпало большое счастье встретиться с Александром Яковлевичем Таировым, в режиссуре которого нашли конкретное выражение мои смутные мечты об искусстве больших страстей, искусстве больших обобщений. Станиславский был моим воспитателем в искусстве. Таиров — учителем, раскрывшим передо мной целый мир.

Мемуары Коонен, насыщенные различными событиями, путешествиями и ярко освещённые знакомствами с талантливейшими известными людьми той эпохи, удивительны! А.А. Блок, К.Д. Бальмонт, Б. Шоу, К.Г. Паустовский, М.Г. Савина, В.Ф. Нижинский, М.Н. Ермолова, А. Миклашевская, В.Э.Мейерхольд, С. В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, С.С. Прокофьев, Г.В. Свиридов, А.Н. Бенуа, Айседора Дункан, Э.И. Книппер, В.И. Качалов, А.Я. Таиров (муж Коонен) и многие другие - о каждом из этих знаменитостей можно писать очень долго. А после прочтения книги создается впечатление, что знаешь всех вышеупомянутых людей лично.

Кроме того, сильнейшее впечатление на меня произвели воспоминания детства актрисы. Яркие образы таких, казалось бы, простых вещей, так мастерски продуманных и столь живо нарисованных:

Москва моего детства осталась у меня в памяти словно бы тоже детской. Заснеженные улицы, огромные сугробы, зимние солнечные дни: искрится и переливается снег, блестит серебряная тесьма на белых башлыках. Было очень весело подбежать к кому-нибудь из ребят сзади и дернуть башлык за нарядную серебряную кисточку. По мостовой мчатся узкие санки, кучера покрикивают на неторопливо переходящих улицу прохожих. Милая Москва, она казалась удивительно радостной, в сверкающем снегу, с прозрачными хрусталиками сосулек, свисавшими с карнизов и водосточных труб. Мы ломали эти сосульки и потихоньку от взрослых с восторгом грызли их.

Затем, спустя годы, поступление в Художественный театр, выступления в Берлине и Дрездене. Работа с Таировым в Камерном театре. Длительные гастроли, рукоплескания и долгожданный успех.

Не может оставить равнодушным чтение о такой "ювелирной" работе Станиславского как тщательнейшая прорисовка отдельных сцен на репетициях, скрупулёзная отработка даже незначительных деталей. Описание того, как актеры шлифовали французскую речь до абсолютной изящности и точности, доводили до совершенства, дабы осуществить звучание легкого шелеста французской речи в паузе перед выходом Хлестовой ("Горе от ума") вызывает восхищение.

Невозможно пройти мимо рассказа Коонен о посещении ею дома Станиславских, их жизненном укладе, который носил черты старомосковского быта. Очень интересен взгляд на это со стороны. Кроме того, сердце замерло во время повествования об одном эпизоде с участием известного всем Сергея Васильевича Рахманинова. И таких интереснейших моментов из своего прошлого Алиса Георгиевна вспоминает немало.

Книга написана таким потрясающим языком, что читая её, видишь всё изложенное на бумаге, как наяву. Редкое умение запечатлеть пережитое в жизни так, словно бы это было выжжено внутри самого течения времени. Кроме того, столько теплоты и любви в рассказах о театральных сценах и о людях, встречавшихся на пути Коонен.

Пожалуй, скажу вот еще о чём: по завершении чтения с огромным удовольствием прослушала бесподобное стихотворение "Незнакомка", принадлежащее перу одного из моих любимейших поэтов А.А. Блока, в прекрасном исполнении А.Г. Коонен. Всё-таки прикосновение к искусству - это то, что не может сравниться практически ни с чем.

Нечасто могу советовать ту или иную книгу, тем более из разряда автобиографии/биографии, слишком уж индивидуально всё и любителей подобного жанра можно по пальцам перечесть... Однако, эту книгу очень рекомендую! Она найдет чудесный отклик в сердце даже у самых требовательных читателей. Впервые автобиография пробрала до слез, до мурашек...

И для тех, кому интересно, вот лишь несколько из длинного перечня ролей, которые исполняла на сцене Алиса Георгиевна и о которых она подробно написала в своей книге: Митиль («Синяя птица» М. Метерлинка, 1908), Маша («Живой труп» Л. Н. Толстого, 1911), Анитра («Пер Гюнт» Г. Ибсена, 1912), Сюзанна  («Женитьба Фигаро» Бомарше, 1915), Саломея («Саломея» О. Уайльда, 1917), Адриенна («Адриенна Лекуврер» Э. Скриба и Э. Легуве, 1919), Джульетта («Ромео и Джульетта» У. Шекспира, 1921), Федра («Федра» Ж. Расина, 1922), Катерина («Гроза» А. Н. Островского, 1924), Жанна («Святая Иоанна» Шоу, 1924), Эбби Кабот («Любовь под вязами» Ю. О’Нила, 1926), Клеопатра («Египетские ночи»: Фрагменты одноимённого произведения А. С. Пушкина, «Цезаря и Клеопатры» Б. Шоу и «Антония и Клеопатры» У. Шекспира, 1934), Эмма Бовари («Мадам Бовари» по Г. Флоберу, 1940), Нина Заречная (спектакль-концерт «Чайка» по А. П. Чехову, 1944), Кручинина  («Без вины виноватые» А. Н. Островского, 1944), Анна Мартынова («Пока не остановится сердце» К. Г. Паустовского, 1943)...

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов
Decadence20 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Пока не остановится сердце...

...жребий брошен, я поступаю на сцену. Завтра меня уже не будет здесь.

Это не просто книга-открытие, это книга-калейдоскоп! Испытывала неописуемый восторг на протяжении чтения, вплоть до последней страницы. И послевкусие оказалось ничуть не хуже. Не покривлю душой, если скажу, что эта книга - лучшая среди множества других автобиографий, прочитанных за последнее время. Написана она замечательно! Читаешь и моментально оказываешься сначала в России конца 19 века, затем - начала 20-го, моего любимого периода истории. Волшебство тогдашней атмосферы с её за душу берущими романсами "Пара гнедых" и "Утро туманное, утро седое", которые я так люблю... Чарующая простота и изящность спектаклей и скрытой от посторонних глаз жизни внутри самого театра.

Уверена, ни у кого талант и профессиональное мастерство актрисы Алисы Коонен не вызовет сомнений. Судьба благоволила ей, а её многочисленные роли были обогащены умением тонко чувствовать своих героинь.

Моим воспитателем был К. С. Станиславский... В Художественном театре мне довелось работать и с Вл. И. Немировичем-Данченко, который был не только прекрасным режиссером, но и выдающимся педагогом. Там же работала я с К. А. Марджановым. И, наконец, мне выпало большое счастье встретиться с Александром Яковлевичем Таировым, в режиссуре которого нашли конкретное выражение мои смутные мечты об искусстве больших страстей, искусстве больших обобщений. Станиславский был моим воспитателем в искусстве. Таиров — учителем, раскрывшим передо мной целый мир.

Мемуары Коонен, насыщенные различными событиями, путешествиями и ярко освещённые знакомствами с талантливейшими известными людьми той эпохи, удивительны! А.А. Блок, К.Д. Бальмонт, Б. Шоу, К.Г. Паустовский, М.Г. Савина, В.Ф. Нижинский, М.Н. Ермолова, А. Миклашевская, В.Э.Мейерхольд, С. В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, С.С. Прокофьев, Г.В. Свиридов, А.Н. Бенуа, Айседора Дункан, Э.И. Книппер, В.И. Качалов, А.Я. Таиров (муж Коонен) и многие другие - о каждом из этих знаменитостей можно писать очень долго. А после прочтения книги создается впечатление, что знаешь всех вышеупомянутых людей лично.

Кроме того, сильнейшее впечатление на меня произвели воспоминания детства актрисы. Яркие образы таких, казалось бы, простых вещей, так мастерски продуманных и столь живо нарисованных:

Москва моего детства осталась у меня в памяти словно бы тоже детской. Заснеженные улицы, огромные сугробы, зимние солнечные дни: искрится и переливается снег, блестит серебряная тесьма на белых башлыках. Было очень весело подбежать к кому-нибудь из ребят сзади и дернуть башлык за нарядную серебряную кисточку. По мостовой мчатся узкие санки, кучера покрикивают на неторопливо переходящих улицу прохожих. Милая Москва, она казалась удивительно радостной, в сверкающем снегу, с прозрачными хрусталиками сосулек, свисавшими с карнизов и водосточных труб. Мы ломали эти сосульки и потихоньку от взрослых с восторгом грызли их.

Затем, спустя годы, поступление в Художественный театр, выступления в Берлине и Дрездене. Работа с Таировым в Камерном театре. Длительные гастроли, рукоплескания и долгожданный успех.

Не может оставить равнодушным чтение о такой "ювелирной" работе Станиславского как тщательнейшая прорисовка отдельных сцен на репетициях, скрупулёзная отработка даже незначительных деталей. Описание того, как актеры шлифовали французскую речь до абсолютной изящности и точности, доводили до совершенства, дабы осуществить звучание легкого шелеста французской речи в паузе перед выходом Хлестовой ("Горе от ума") вызывает восхищение.

Невозможно пройти мимо рассказа Коонен о посещении ею дома Станиславских, их жизненном укладе, который носил черты старомосковского быта. Очень интересен взгляд на это со стороны. Кроме того, сердце замерло во время повествования об одном эпизоде с участием известного всем Сергея Васильевича Рахманинова. И таких интереснейших моментов из своего прошлого Алиса Георгиевна вспоминает немало.

Книга написана таким потрясающим языком, что читая её, видишь всё изложенное на бумаге, как наяву. Редкое умение запечатлеть пережитое в жизни так, словно бы это было выжжено внутри самого течения времени. Кроме того, столько теплоты и любви в рассказах о театральных сценах и о людях, встречавшихся на пути Коонен.

Пожалуй, скажу вот еще о чём: по завершении чтения с огромным удовольствием прослушала бесподобное стихотворение "Незнакомка", принадлежащее перу одного из моих любимейших поэтов А.А. Блока, в прекрасном исполнении А.Г. Коонен. Всё-таки прикосновение к искусству - это то, что не может сравниться практически ни с чем.

Нечасто могу советовать ту или иную книгу, тем более из разряда автобиографии/биографии, слишком уж индивидуально всё и любителей подобного жанра можно по пальцам перечесть... Однако, эту книгу очень рекомендую! Она найдет чудесный отклик в сердце даже у самых требовательных читателей. Впервые автобиография пробрала до слез, до мурашек...

И для тех, кому интересно, вот лишь несколько из длинного перечня ролей, которые исполняла на сцене Алиса Георгиевна и о которых она подробно написала в своей книге: Митиль («Синяя птица» М. Метерлинка, 1908), Маша («Живой труп» Л. Н. Толстого, 1911), Анитра («Пер Гюнт» Г. Ибсена, 1912), Сюзанна  («Женитьба Фигаро» Бомарше, 1915), Саломея («Саломея» О. Уайльда, 1917), Адриенна («Адриенна Лекуврер» Э. Скриба и Э. Легуве, 1919), Джульетта («Ромео и Джульетта» У. Шекспира, 1921), Федра («Федра» Ж. Расина, 1922), Катерина («Гроза» А. Н. Островского, 1924), Жанна («Святая Иоанна» Шоу, 1924), Эбби Кабот («Любовь под вязами» Ю. О’Нила, 1926), Клеопатра («Египетские ночи»: Фрагменты одноимённого произведения А. С. Пушкина, «Цезаря и Клеопатры» Б. Шоу и «Антония и Клеопатры» У. Шекспира, 1934), Эмма Бовари («Мадам Бовари» по Г. Флоберу, 1940), Нина Заречная (спектакль-концерт «Чайка» по А. П. Чехову, 1944), Кручинина  («Без вины виноватые» А. Н. Островского, 1944), Анна Мартынова («Пока не остановится сердце» К. Г. Паустовского, 1943)...

marfic написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Воспоминания величайшей актрисы погибшего, но остающегося на устах, легендарного Камерного театра. Строки поразительные, широко открывающие двери театра, волшебный портал в сказку. Но невероятны они не только глубинным проникновением в театр, но и в насыщенную, истовую жизнь творчества. Таиров вместе с Алисой Георгиевной Коонен и другими актерами, художниками, поэтами и писателями, создавали постановки, которые будоражат воображения человека читающего о них. Каково же было их смотреть? Сразу просыпается в душе невероятная тоска по неизведанному - настоящему театру, избавленному от пошлости, искреннему, требовательному, ищущему; по настоящему искусству, которое проникает в глубины души, наконец по насыщенной жизни творчества и духа, по невероятной, поражающей именами среде: Качалов, Андреев, Блок, Эфрон, Шоу, Станиславский, Вишневский.
Камерный театр Таирова легедарен. О нем слышали, я уверена, даже те, кто и в домашнем-то провинциальном театре бывает раз в пятилетку (как я). Но когда я читала о постановках театра, я как будто оказывалась в зрительном зале. Алиса Коонен в этих воспоминаниях смогла оживить каждый спектакль и каждую свою роль.
Конечно, Алиса Георгиевна, человек не простой, но совершенно лишним мне показалось снисходительное послесловие об этом от Ю.Рыбакова. Уж кто-кто, а автор предстает в воспоминаниях во всех полноте своей многогранной натуры, и ни одна черта от читателя не ускользнет: знающая себе цену, своенравная, но тонко чувствующая и с азартом живущая женщина.
Замечательная книга воспоминаний выдающегося человека из выдающейся эпохи.

Большое спасибо за совет Clickosoftsky .

lepricosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Для меня имя Алисы Коонен прочно связано с легендой, согласно которой она прокляла Камерный театр, который отобрали у нее и ее мужа Александра Таирова. И затем через много лет сняла проклятие вернувшись в театр в виде бабочки.
Скажу честно прочитать ее мемуары я хотела очень давно, и наверное мои ожидания были слишком завышенными. Я бы сказала, что данная книга это роман о Камерном театре, Алиса Коонен невероятно подробно описывает каждую постановку, то есть пересказывает нам сюжет, затем описывает поактовое театральное решение, затем свое видение роли и то какие актерские находки были использованы, обязательно указывается какие актеры хорошо играли, какие рецензии были получены, а иной раз и сам текcт рецензий. Но вот о жизни, мыслях и поисках Алисы Коонен, как человека в этой книге мало. Можно выделить детство и годы, пока в ее жизни не появился Камерный театр, вот в этих главах можно хоть чуть-чуть понять каким человеком была Алиса Георгиевна — впечатлительным, доверчивым, смелым, легким на подъем.
Пусть данная книга не дала мне полностью того, что я хотела, но приоткрыла мне удивительно тяжелый, как оказалось, мир театрального актера.
Наверное, эту книгу полезно прочитать молодым актерам, так как Алиса Коонен щедро делится всеми своими наработками и удачными театральными решениями.

bahareva написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Чтобы успокоить нервы после двух подряд неудачных книжек пришлось взяться за проверенное лекарство.

admin добавил цитату 5 месяцев назад
Станиславский репетирует «Дети солнца»:…После сцены Фимки репетировалась сцена Меланьи и Протасова. Очень интересно объяснял и показывал К.С. Ольге Леонардовне Меланью в сцене с Протасовым, когда она в неистовстве своей глупой, жадной страсти бросается ему в ноги. Это никак не удавалось Ольге Леонардовне. Она нервничала.
— У меня мало тела для этой бабьей одержимости.
— У меня тоже мало тела и нет бабьей одержимости, а вот я сейчас брошусь, — возразил Станиславский.
И, упав перед Качаловым на колени, он так сильно обнял его, что Василий Иванович еле удержался на ногах и стал уже с самым настоящим протасовским отчаянием отбиваться от объятий.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Когда я впервые попала в Петербург, шел ладожский лед, город из конца в конец продували балтийские ветры. Город показался мне каким-то крылатым, словно несущимся куда-то на широко раскинутых крыльях. Неслись дома, улицы, мосты, памятник Фальконе, вздыбленный, устремленный ввысь, летел прямо в бегущие облака. Город будоражил меня, придавал новые творческие силы.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Риск и отвага в творчестве необходимы. Художник не должен засиживаться под крылом и под опекой. Пусть даже не сразу достигнет он нужных результатов.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Раньше, читая стихи Блока, я просто наслаждалась волшебством его поэзии. Теперь в каждую строчку я вглядываюсь глазами актрисы.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Цените добрую критику, а не комплименты. И, главное, не ищите славы, не стремитесь быть обязательно впереди. Настоящее искусство скромно, но его не спрячешь, оно пробьет и камни, и вот тогда-то приходит настоящая слава.