Вячеслав Козляков - Михаил Федорович

Михаил Федорович

3.5
18 часов 52 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Россия после Смуты - главная тема этой книги. Царь Михаил Федорович, основатель династии Романовых, правившей Россией более трехсот лет, взошел на престол пятнадцатилетним отроком и получил власть над разоренной, истекающей кровью и разорванной на части страной. Как случилось так, что Россия не просто выжила, но сумела сделать значительный шаг вперед в своем развитии? Какова роль в этом царя Михаила Федоровича? Соответствует ли действительности распространенное в литературе мнение, согласно которому это был слабый, безвольный правитель, полностью находившийся под влиянием родителей и других родственников? И в какой мере это было благом или, наоборот, несчастьем для России? Автор книги дает свои ответы на эти и другие вопросы.

Лучшая рецензияпоказать все
serovad написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Наверное, только в России такое возможно, что предками русского царя были Кобыла и Кошка. Это фамилии такие, скорее прозвищами являющиеся. Но только действительно род Романовых восходит к князю Андрею Кобыле, и из летописи этого не вычеркнешь. Равно как не вычеркнешь и символическую параллель - первый государь из династии Романовых начал царствовать в Ипатьевском монастыре (именно там он принимал делегацию бояр, приехавших упрашивать его вступить на престол), а последний государь Николай II окончил жизнь в доме Ипатьева.

Насмешка судьбы?

Впрочем, до этой насмешки с того времени, о котором начинается книга, ещё триста лет. А что же книга?

Скучновата, знаете-ли. Слишком ответственно, слишком добросовестно автор подошёл к исследованию личности и значения своего героя. За это его, конечно, нельзя упрекать - кому в голову придёт ругать за усердие, за хорошо выполненную работу? Но факт остаётся фактом - именно это и помешало сделать книгу интересной. Да, при достаточной скудости первоисточников проделана титаническая работа. Да, найти какие-то подробные сведения о событиях четырёхсотлетней давности трудно. Но надо было своему повествованию придать ну хоть немножко художественности. Понимаю, возник бы риск потери исторической достоверности. Но увы.

А дело всё в том, что Козляков уж слишком увлёкся цитированием древнерусских источников, отвлеченными историческими сведениями, вопросами сборов, дозора и сыска во всех их проявлениях. Во второй части "Два великих государя" только опосредованно показан тандем Михаила Федоровича и его отца патриарха Филарета. Образ царя Михаила в повседневной и семейной жизни показан очень слабо (хотя я допускаю, что в связи с древностью соответственных источников могло и не быть).
Главная идея книги раскрывается исключительно в самой последней главе - Михаил был царем спокойным, в целом милосердным, стремился к укреплению Московского государства скорее созидательным, чем репрессивным методом. В то же время все дела он вел совместно со своим отцом патриархом Филаретом до самой его смерти. Михаил верил в божественное начало данной им власти, требовал к себе соответствующего отношении.

Хотя, как признавал сам Козляков...

Конечно, нужно учесть, что известие летописи представляет собой панегирик усопшему царю со всеми особенностями этого жанра, и поэтому его не следует понимать буквально.



И ещё один момент. Козляков старательно и последовательно развенчивает два мифа. Первый - что Миша Романов, избранный царём в возрасте 15 лет, был слабохарактерным человеком. Второй - что хотя его отец, патриарх Филарет и был при царе вторым "великим государем", но окончательное решение по всем вопросам принимал именно Михаил Фёдорович. (В источниках нельзя отыскать ни одного распоряжения патриарха Филарета, сделанного против воли царя или без совета с ним. И - наоборот. Если это называть "двоевластием", тогда можно принять и такой термин) .Настойчивая борьба с этими как бы мифами в один прекрасный момент настораживает - чего это Козляков так часто возвращается к этой теме? Впрочем, не буду подвергать сомнению его поистине ценный труд.

Очень любопытны некоторые выкладки автора видятся с современной точки зрения. Вчитайтесь только. ...война с казаками не могла быть успешной, так как у них не существовало ни единого центра, ни главного атамана, а кроме того, казаки легко переходили от состояния лояльности к неповиновению, и наоборот. Правительство больше воевало с фантомом казачьей угрозы, старательно предупреждая поход казаков на Низ (низовья Волги) и в Дикое поле. Сами же казаки в это время позволяли себя уговаривать, легко пускались на грабежи.... Не то ли самое сейчас творится в мире, только называется другими словами - терроризм и экстремизм. Или вот: "...в Смуту с казаками были связаны разорение и мучительство; они, по словам С.М.Соловьёва, выступали как "разрушители государственного прядка". Какой ещё упрёк может звучать в России настолько политически серьёзно, как этот?". Четыреста лет прошло, а разрушение государственного порядка и теперь серьёзнее некуда. Но вот уж куда как точнее попал Козляков -

В России никогда не жили скучно и предсказуемо.



А вообще, лучшей рецензией на книгу могла стать просто цитата из ней:

Прослеженный в книге путь царя Михаила Романова... показывает, что царская власть была для него скорее «венцом терновым». В биографии царя Михаила Федоровича было все, что бывает у обычного человека: взлеты и падения, слава и поражения, любовь и разочарование, преданность и неблагодарность близких. Но все эти переживания многократно усиливались, так как не представляли частного дела одного человека, а имели отношение к образу власти. Он - один из тех царей, кто может считаться образцом семейной и христианской добродетели. Его не в чем упрекнуть ни по отношению к своим родителям, воле которых он бьm послушен,
даже находясь на троне, ни к своей жене и детям. Кому-то это может по казаться даже скучным, но не стоит торопиться с приговором. Надо вспомнить, что в царствование Михаила Федоровича были живы многие современники более «интересного» для историка царя - Ивана Грозного. Они знавали размах царской кручины и гнев царя, не щадившего ни своих детей, ни своих друзей, ни целые города и страны. Идея «тишины», а не «грозы», исходящая от царя, утверждалась в царствованиях двух «тишайших» государей ХУН столетия - Михаила Федоровича и его сына Алексея Михайловича. Увы, осуществилась она только в чаяниях русских книжников, а не в истории ХУН века, названного «бунташным» .

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
4 слушателей
0 отзывов
serovad написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Наверное, только в России такое возможно, что предками русского царя были Кобыла и Кошка. Это фамилии такие, скорее прозвищами являющиеся. Но только действительно род Романовых восходит к князю Андрею Кобыле, и из летописи этого не вычеркнешь. Равно как не вычеркнешь и символическую параллель - первый государь из династии Романовых начал царствовать в Ипатьевском монастыре (именно там он принимал делегацию бояр, приехавших упрашивать его вступить на престол), а последний государь Николай II окончил жизнь в доме Ипатьева.

Насмешка судьбы?

Впрочем, до этой насмешки с того времени, о котором начинается книга, ещё триста лет. А что же книга?

Скучновата, знаете-ли. Слишком ответственно, слишком добросовестно автор подошёл к исследованию личности и значения своего героя. За это его, конечно, нельзя упрекать - кому в голову придёт ругать за усердие, за хорошо выполненную работу? Но факт остаётся фактом - именно это и помешало сделать книгу интересной. Да, при достаточной скудости первоисточников проделана титаническая работа. Да, найти какие-то подробные сведения о событиях четырёхсотлетней давности трудно. Но надо было своему повествованию придать ну хоть немножко художественности. Понимаю, возник бы риск потери исторической достоверности. Но увы.

А дело всё в том, что Козляков уж слишком увлёкся цитированием древнерусских источников, отвлеченными историческими сведениями, вопросами сборов, дозора и сыска во всех их проявлениях. Во второй части "Два великих государя" только опосредованно показан тандем Михаила Федоровича и его отца патриарха Филарета. Образ царя Михаила в повседневной и семейной жизни показан очень слабо (хотя я допускаю, что в связи с древностью соответственных источников могло и не быть).
Главная идея книги раскрывается исключительно в самой последней главе - Михаил был царем спокойным, в целом милосердным, стремился к укреплению Московского государства скорее созидательным, чем репрессивным методом. В то же время все дела он вел совместно со своим отцом патриархом Филаретом до самой его смерти. Михаил верил в божественное начало данной им власти, требовал к себе соответствующего отношении.

Хотя, как признавал сам Козляков...

Конечно, нужно учесть, что известие летописи представляет собой панегирик усопшему царю со всеми особенностями этого жанра, и поэтому его не следует понимать буквально.



И ещё один момент. Козляков старательно и последовательно развенчивает два мифа. Первый - что Миша Романов, избранный царём в возрасте 15 лет, был слабохарактерным человеком. Второй - что хотя его отец, патриарх Филарет и был при царе вторым "великим государем", но окончательное решение по всем вопросам принимал именно Михаил Фёдорович. (В источниках нельзя отыскать ни одного распоряжения патриарха Филарета, сделанного против воли царя или без совета с ним. И - наоборот. Если это называть "двоевластием", тогда можно принять и такой термин) .Настойчивая борьба с этими как бы мифами в один прекрасный момент настораживает - чего это Козляков так часто возвращается к этой теме? Впрочем, не буду подвергать сомнению его поистине ценный труд.

Очень любопытны некоторые выкладки автора видятся с современной точки зрения. Вчитайтесь только. ...война с казаками не могла быть успешной, так как у них не существовало ни единого центра, ни главного атамана, а кроме того, казаки легко переходили от состояния лояльности к неповиновению, и наоборот. Правительство больше воевало с фантомом казачьей угрозы, старательно предупреждая поход казаков на Низ (низовья Волги) и в Дикое поле. Сами же казаки в это время позволяли себя уговаривать, легко пускались на грабежи.... Не то ли самое сейчас творится в мире, только называется другими словами - терроризм и экстремизм. Или вот: "...в Смуту с казаками были связаны разорение и мучительство; они, по словам С.М.Соловьёва, выступали как "разрушители государственного прядка". Какой ещё упрёк может звучать в России настолько политически серьёзно, как этот?". Четыреста лет прошло, а разрушение государственного порядка и теперь серьёзнее некуда. Но вот уж куда как точнее попал Козляков -

В России никогда не жили скучно и предсказуемо.



А вообще, лучшей рецензией на книгу могла стать просто цитата из ней:

Прослеженный в книге путь царя Михаила Романова... показывает, что царская власть была для него скорее «венцом терновым». В биографии царя Михаила Федоровича было все, что бывает у обычного человека: взлеты и падения, слава и поражения, любовь и разочарование, преданность и неблагодарность близких. Но все эти переживания многократно усиливались, так как не представляли частного дела одного человека, а имели отношение к образу власти. Он - один из тех царей, кто может считаться образцом семейной и христианской добродетели. Его не в чем упрекнуть ни по отношению к своим родителям, воле которых он бьm послушен,
даже находясь на троне, ни к своей жене и детям. Кому-то это может по казаться даже скучным, но не стоит торопиться с приговором. Надо вспомнить, что в царствование Михаила Федоровича были живы многие современники более «интересного» для историка царя - Ивана Грозного. Они знавали размах царской кручины и гнев царя, не щадившего ни своих детей, ни своих друзей, ни целые города и страны. Идея «тишины», а не «грозы», исходящая от царя, утверждалась в царствованиях двух «тишайших» государей ХУН столетия - Михаила Федоровича и его сына Алексея Михайловича. Увы, осуществилась она только в чаяниях русских книжников, а не в истории ХУН века, названного «бунташным» .

Ingris написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

ЖЗЛ о Михаиле Романове

Продолжала (после книг Козлякова о Годунове и Шуйском) заниматься восполнением пробелов в образовании: даже вузовский курс истории после избрания Романовых на царство скакал дальше, к Алексею Михайловичу, не особо-то уделяя внимание его отцу...
И сразу удивило про казаков, с чьими выступлениями боролся Михаил в первые годы царствия. Были это вольные отряды бывших крестьян и холопов, то защищавшие местных от очередных сборщиков налогов, то бандитствующие в разрушенной стране, а вовсе не рубежное казачество (тех автор называет "черкасами"). Царь стремился вернуть досмутное "благолепное" состояние страны, однако Смута изменила людей и те, кто улучшил свое положение, даже просто из воинских людей возвращаться в тяглое сословие не горел желанием... Увы, при новом царе социальные лифты закрыли, строилось самодержавие и крепостничество. Азовская история с миролюбивостью, воспринятой Турцией как слабость, в копилку к личности царя при самодержавии: очень уж мало зависит от профи, "людей в теме", и много - от одного человека, родившегося в нужной семье.
Тушинского избрания патриарх Филарет из польского плена вернулся, оказывается, не сразу, а 5 лет спустя от воцарения сына, и правили они совместно и на редкость согласно при главенстве решений царя. Редкий случай, когда у правителя есть абсолютно верный и не дурак советник, желающий ему и династии только лучшего.
В книге много внимания уделено политической, военной и экономической обстановке в стране, а меньше всего - личной жизни, что, в общем-то, оправдано опорой на исторические источники - о чем там есть информация, о том и Козляков пишет, стараясь избегать домыслов и тем более жареных фактов. Получается суховато для развлекательного чтения, но не может не вызывать уважения.

Bregga написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Соблазнительно было бы сказать, что книга о первом русском царе из династии Романовых подводит итог всему, пусть и условному, циклу Козлякова о Смутном времени, тем более что, по большому счёту, и начинается она с того момента, на котором закончились "Герои Смуты" - с избрания шестнадцатилетнего Михаила Фёдоровича на царство. Да, строго говоря, начинается этот томик с обзора происхождения и последующей истории рода Романовых, прежде бывших Кошкиными и Захарьиными, но это вполне можно посчитать и чем-то вроде предисловия. А сам герой книги до этого момента ничего особенного совершить попросту не успел. А между прочим, как отмечает автор, именно этот факт сыграл немаловажную роль в выборе будущего правителя, ведь юный Михаил был из-за этого практически неуязвим для столь популярных в ту эпоху местнических споров: никто не мог заявить, что когда-то руководил будущим царём или занимал какой-то его пост раньше.

Вообще говоря, как ни парадоксально это звучит, но про царствование Михаила Фёдоровича, основателя трёхсотлетней династии, мало кто что знает сейчас. Я говорю не о специалистах, конечно. Но в массовой памяти, мне кажется, эта эпоха оказалась в глубокой тени. Это вряд ли удивительно, конечно - запоминаются яркие, "интересные" моменты, вроде той же Смуты и боёв с поляками прямо у стен Кремля, или более поздних бунтов Хмельницкого или Разина. Однако едва не развалившаяся только что страна в то время нуждалась как раз во временах и людях поспокойнее. И Михаил оказался именно тем правителем, который был нужен. Причём официальная историография, как дореволюционная, так и советская, были к нему весьма неблагожелательно настроены, выстроив образ слабовольного правителя, во всём послушного воле отца, патриарха Филарета. Козляков придерживается иной точки зрения. Признавая безусловно существенное влияние Филарета Никитича (именно так, с отчеством, крайне необычно для церковных деятелей, патриарха называют современные источники) на управление страной, автор утверждает и доказывает, что Михаил не подчинялся отцу, но образовал вместе с ним своего рода "тандем", принимавший совместные решения.

А решений этих было необходимо принять безгранично много. С первых дней царствования Михаилу пришлось буквально воссоздавать царскую власть едва ли не с нуля, а тогда ведь задержанный в Польше отец ещё ничем не мог ему помочь. Власти на местах не знали, а кое-где и не желали никому подчиняться и платить налоги, бояре, многие из которых сами имели виды на престол, не так чтобы уж рвались служить, поляки захватили Смоленск, шведы Новгород, не говоря уж о менее крупных и важных городах, от вольных казаков и вовсе спасения не было практически нигде. Далеко не каждый, думаю, справился бы с решением всех этих задач, к тому же не прибегая к методам предшественников, и прежде всего Ивана Грозного. По сути, эта книга - подробный рассказ о том, как молодой царь и его сподвижники разбирались с каждой проблемой, а затем и с работой на будущее. Каждая глава книги посвящена определённой сфере государственной жизни - перестановкам в боярской думе, работе приказов, торговле, внешней политике и так далее. Козляков тщательно изучил все существующие источники, книга пестрит именами и цитатами. Вот только сам главный герой на этом фоне как-то потерялся; Михаил Фёдорович присутствует как бы на заднем фоне, иногда даже незримо, наблюдая и направляя жизнь страны. Для книги, названной его именем, наверное, это не самая лучшая характеристика, зато для страны он оказался едва ли не идеальным монархом:

"Тот набор добродетелей, которые современники приписывали царю Михаилу Федоровичу, представлял собой идеал царской власти вообще. Можно заметить, что сложился он по контрасту с эпохой Ивана Грозного и Смутным временем. Первые черты царя Михаила Федоровича, о которых вспоминает современник после его смерти, — кротость и незлобивость, спокойное послушание своему царскому долгу. Царь видится тружеником, действовавшим в интересах достойных людей, но державших в страхе людей злых."

Современникам, конечно, свойственно прославлять прекрасные качества правителя, будь то при его жизни или после смерти, если, конечно, к власти не пришли его враги. Но и прославляют они в этом случае вполне определённые качества.

Сама же по себе книга, пожалуй, может оказаться не слишком интересной обычному читателю - деталей, имён, названий, сообщений, как тот или иной боярин или дьяк занял тот или иной пост в определённом приказе или городе, тут масса. Однако эпоха первого Романова так мало описана, что пренебрегать ей не стоит. Тем более что сделанное царём Михаилом во многом определило всю дальнейшую историю России.

admin добавил цитату 5 месяцев назад
Таковы были московские порядки: в случае царской опалы весь род отвечал за деяния провинившегося.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
...война с казаками не могла быть успешной, так как у них не существовало ни единого центра, ни главного атамана, а кроме того, казаки легко переходили от состояния лояльности к неповиновению, и наоборот. Правительство больше воевало с фантомом казачьей угрозы, старательно предупреждая поход казаков на Низ (низовья Волги) и в Дикое поле. Сами же казаки в это время позволяли себя уговаривать, легко пускались на грабежи...
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Для описания частной жизни царской семьи в первой половине XVII века в распоряжении историка почти нет ни¬каких данных. Повседневность вообще плохо поддается описанию, если только счастливый биограф не обретет дневников или переписки своего героя. Но здесь явное преимущество у тех, кто изучает жизнь русских людей начиная с петровского времени.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Завершались первые годы царствования Михаила Федоровича. Впрочем, это профессиональный удел историков — делить единое историческое время на периоды и эпохи, хотя, как известно, любая периодизация — относительна. Счет современников переломного 1618/19 года был другим. Их, например, гораздо больше интересовала комета, появившаяся на небе — «знамение велие». Отдельная статья о появлении новой звезды — «величиною ж она бяше, как и против чие звезды, светлостию ж она тех звезд светлее» — содержится в «Новом летописце». Поначалу, рассмотрев на небе положение кометы — «она ж стояше над Москвою, хвост же у нее бяше велик. И стояше на Польскую и на Немецкие земли хвостом», — царь Михаил Федорович «и людие все» «вельми ужасошася». Действительно, в ситуации осады Москвы войском польского королевича Владислава можно было двояко толковать послание небес. Но в конце концов победила точка зрения «мудрых людей философов», предсказавших, что это знамение «не к погибели Московскому государству, но к радости и к тишине». И действительно, летописец, писавший двенадцать лет спустя, мог с удовлетворением записать: «Також толкование и збысться».
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Тот набор добродетелей, которые современники приписывали царю Михаилу Федоровичу, представлял собой идеал царской власти вообще. Можно заметить, что сложился он по контрасту с эпохой Ивана Грозного и Смутным временем. Первые черты царя Михаила Федоровича, о которых вспоминает современник после его смерти, — кротость и незлобивость, спокойное послушание своему царскому долгу. Царь видится тружеником, действовавшим в интересах достойных людей, но державших в страхе людей злых.