Эрнст Юнгер - В стальных грозах

В стальных грозах

4.4
7 часов 22 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Книга «В стальных грозах» по праву считается самым сильным текстом о Первой мировой войне. Изданные практически сразу по окончании Великой войны воспоминания Э.Юнгера, представляющие из себя обработанные фронтовые дневниковые записи, выдержали множество переизданий и неизменно пользовались огромной популярностью. Первую мировую войну никто из современников «Первой» не называл, а называли ее словом, которое как бы подразумевало не только грандиозность, но и единственность: Великая. Если бы она и осталась единственной, то, вероятно, книга Юнгера «В стальных грозах» так и осталась бы самым сильным произведением на военную тему… Но за Первой мировой, потрясшей воображение современников, последовала Вторая, затмившая все человеческие переживания и вызвавшая не только культурный перелом в европейской цивилизации, но и слом национальных менталитетов. А ведь именно этот акцент так хорошо чувствуется в книге Юнгера – войну описывает не только представитель высокой европейской культуры (автор – известный писатель и философ), но и немец, и он чувствует войну только так, как может чувствовать ее немецкий менталитет. Совсем иначе чувствует войну представитель любой другой из участвующих сторон, будь то англичанин, француз, русский. Но такие нюансы были возможны только до появления нацизма, стёршего в вихре мировой войны, которая так сильно будет отличаться от «Первой», многоцветие европейских национальных культур. И эти раны не заживут, вероятно, уже никогда. Но молодой офицер Эрнст Юнгер пока этого не знает. Он смел и верен долгу. И требует того же от своих соотечественников. Автор мемуаров участвовал в военных действиях на Западном фронте с декабря 1914 по ноябрь 1918 г., был в нескольких великих сражениях – Сомма, Пашендаль, Камбре, Весеннее наступление, Августовское наступление. Получил 14 ранений. Награжден Железным крестом и Рыцарским крестом Ордена дома Гогенцоллернов. За подвиг, совершенный уже в конце войны, в августе 1918 г., когда лейтенант Юнгер, имея сквозное ранение в грудь, спас свою роту от окружения, был награжден высшей военной наградой Кайзеровской Германии – орденом «За заслуги». Скончался Эрнст Юнгер в 1998 году, дожив до 102 лет.

Лучшая рецензияпоказать все
DeadHerzog написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Drang nach Westen

В довольно-таки безыскусной манере (сильно контрастирующей с предисловием, которое надо читать вслух с выражением и под эпическую музыку - настолько это потрясающе, лучшие белые стихи, что я читал) Эрнст Юнгер рассказывает о том, как воевал на Западном фронте. Как копал окопы, учился на офицерских курсах, ходил в атаки, ползал по колючей проволоке - в общем, страх и ненависть Первой мировой, хорошо знакомые по романам Эриха Марии Ремарка , от которых книга Юнгера отличается только офицерским званием героя-рассказчика да почти полным отсутствием каких-либо эмоций.

Большой плюс - Юнгер писал свои мемуары на основе коротких записей, которые вел всю войну. Минус - они почти никак не структурированы, повествование дискретное, большие скачки по времени. Юнгер ни оправдывает войну, ни осуждает ее, поэтому, видать, его книга и была популярна как среди националистов, так и среди пацифистов. Выкачивание воды из окопов перемежаются с героическими вылазками к английским линиям, а бардак в тыловых подразделениях - с отлично поставленной учебой на курсах повышения квалификации.

По большему счету рассказ Юнгера о газовых атаках, кофе в окопах и похоронах товарищей довольно скучен. Бомбежка, передислокация, кого-то убили. Бомбежка, газовая атака, кого-то убили. Бомбежка, кого-то убили, самолет пролетел. Действует усыпляюще, не спасают даже регулярные отлучки героя в госпиталь и на побывку. Хотя не могу не признать, что некоторые сцены весьма впечатляют - вроде того, как в дом влетает снаряд, но все продолжают работать ложками, потому как от непрекращающегося артобстрела отупели настолько, что на все, кроме еды, плевать. Вполне возможно, что такой манерой Юнгер как раз и пытался продемонстрировать бессмысленность и бесчеловечность военных действий.

Юнгер живет как будто в каком-то пузыре. Рассказывая обо всем подряд - как глушили рыбу гранатами, как его по ошибке чуть свои не убили, как посеял Железный Крест прямо во время атаки - он совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг; мимо него незамеченными проходят не то что события в мире (он даже двойную революцию в России прочухал), но даже в родной Германии. Не болели бы его солдаты испанкой, он бы и про нее не упомянул.

Иногда автор начинает расписывать собственную военную философию про то, что убить врагов здорово (особенно когда видишь лично, как они умирают), а вот когда твоих товарищей убивают - это как-то не очень; у меня же сложилось ощущение, что на людей Юнгеру в общем-то плевать, ему жаль не людей, а боевые единицы. Так и пишет - погиб, мол, лейтенант, отличный солдат, мог бы еще повоевать, но не свезло. В общем-то явно на своем месте человек оказался.

Книгу довольно сложно оценить, поскольку это и не художественная книга, и как мемуары не организованная; непонятно, все ли он пишет, что было в дневничках, или что-то отредактировано и цензурировано им самим: иногда Юнгер выглядит явным моральным уродом, например, когда описывает, как угрожал пистолетом собрату-офицеру, не показавшему ему дорогу - еще и цинично добавляя, что мол, тот наверное, после войны в спартакисты подался.

Не знаю, можно ли из этой книги составить впечатление о конкретных боях во Фландрии и Шампани, но общее ощущение от непрекращающихся многолетних военных действий читатель, несомненно, получит. С книгой стоит в обязательном порядке ознкомиться тем, кто заинтересован в изучении Первой мировой, мимо же проходящим лучше будет Ремарк и Ричард Олдингтон .

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
2 слушателей
0 отзывов
DeadHerzog написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Drang nach Westen

В довольно-таки безыскусной манере (сильно контрастирующей с предисловием, которое надо читать вслух с выражением и под эпическую музыку - настолько это потрясающе, лучшие белые стихи, что я читал) Эрнст Юнгер рассказывает о том, как воевал на Западном фронте. Как копал окопы, учился на офицерских курсах, ходил в атаки, ползал по колючей проволоке - в общем, страх и ненависть Первой мировой, хорошо знакомые по романам Эриха Марии Ремарка , от которых книга Юнгера отличается только офицерским званием героя-рассказчика да почти полным отсутствием каких-либо эмоций.

Большой плюс - Юнгер писал свои мемуары на основе коротких записей, которые вел всю войну. Минус - они почти никак не структурированы, повествование дискретное, большие скачки по времени. Юнгер ни оправдывает войну, ни осуждает ее, поэтому, видать, его книга и была популярна как среди националистов, так и среди пацифистов. Выкачивание воды из окопов перемежаются с героическими вылазками к английским линиям, а бардак в тыловых подразделениях - с отлично поставленной учебой на курсах повышения квалификации.

По большему счету рассказ Юнгера о газовых атаках, кофе в окопах и похоронах товарищей довольно скучен. Бомбежка, передислокация, кого-то убили. Бомбежка, газовая атака, кого-то убили. Бомбежка, кого-то убили, самолет пролетел. Действует усыпляюще, не спасают даже регулярные отлучки героя в госпиталь и на побывку. Хотя не могу не признать, что некоторые сцены весьма впечатляют - вроде того, как в дом влетает снаряд, но все продолжают работать ложками, потому как от непрекращающегося артобстрела отупели настолько, что на все, кроме еды, плевать. Вполне возможно, что такой манерой Юнгер как раз и пытался продемонстрировать бессмысленность и бесчеловечность военных действий.

Юнгер живет как будто в каком-то пузыре. Рассказывая обо всем подряд - как глушили рыбу гранатами, как его по ошибке чуть свои не убили, как посеял Железный Крест прямо во время атаки - он совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг; мимо него незамеченными проходят не то что события в мире (он даже двойную революцию в России прочухал), но даже в родной Германии. Не болели бы его солдаты испанкой, он бы и про нее не упомянул.

Иногда автор начинает расписывать собственную военную философию про то, что убить врагов здорово (особенно когда видишь лично, как они умирают), а вот когда твоих товарищей убивают - это как-то не очень; у меня же сложилось ощущение, что на людей Юнгеру в общем-то плевать, ему жаль не людей, а боевые единицы. Так и пишет - погиб, мол, лейтенант, отличный солдат, мог бы еще повоевать, но не свезло. В общем-то явно на своем месте человек оказался.

Книгу довольно сложно оценить, поскольку это и не художественная книга, и как мемуары не организованная; непонятно, все ли он пишет, что было в дневничках, или что-то отредактировано и цензурировано им самим: иногда Юнгер выглядит явным моральным уродом, например, когда описывает, как угрожал пистолетом собрату-офицеру, не показавшему ему дорогу - еще и цинично добавляя, что мол, тот наверное, после войны в спартакисты подался.

Не знаю, можно ли из этой книги составить впечатление о конкретных боях во Фландрии и Шампани, но общее ощущение от непрекращающихся многолетних военных действий читатель, несомненно, получит. С книгой стоит в обязательном порядке ознкомиться тем, кто заинтересован в изучении Первой мировой, мимо же проходящим лучше будет Ремарк и Ричард Олдингтон .

Dada_horsed написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Тут какое-то совершенно иное видение войны. Над- или подэтическое. Нет ремарковых соплей и вообще проявлений из разряда "война - плохо", но нет и воодушевления вроде "За рродину, уррряяя!", из-за которого я не могу читать многие другие книги о войнах. В предисловии говорится, что Юнгер разрабатывал идею гештальта рабочего.. Так вот это наверное оно самое и есть: война как работа, непростая, но и не исключительная. Довольно механическая, в свободное время от которой можно вкусно есть, загорать, читать "Тристрама Шенди" и писать дневник.

AdrianLeverkuhn написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Заметил весьма интересную вещь. Очень многие пишут, что это анти-Ремарк, тогда как это, по моему мнению, ни разу не анти. Суть Эриха Марии не столько в ужасах войны, сколько в остром ощущении жизни вне её, суть этой книги Юнга — в остром ощущении жизни во время.

«В стальных грозах» прекрасно описывает то, что происходит в битвах вокруг людей и в головах людей. Великая война в России сильно отодвинута в сторону и незаслуженно забыта, потому сведения про неё не особо попадаются на глаза, нет известных воспоминаний участников а-ля «На Западном фронте без перемен», а Юнгер не так широко известен, потому до этого момента я представлял её весьма смутно: Дроздовский и Деникин писали больше с точки зрения тактики и глобальной карты, не детализируя то, что происходило непосредственно в боях, не рассказывая, как кто поступал.

Эрнст Юнгер же был лишь лейтенантом, то есть его дело было именно работа в боях с людьми. А также он был профессионалом своего дела, что военного, что писательского, потому он повествовал о том, что знал. О том, как свистят пули. О том, как тяжело и захватывающе ходить в разведку. О храбрости людей, с которыми он служил, о верности и чести на поле боя, под градом шрапнельных снарядов. Ремарк восторгался романтикой мира, Юнгер восторгается романтикой битвы. И оба этих восторга несут на себе горький отпечаток.

Написано всё очень живым и интересным языком, иногда даже не верится, что всё основывалось на дневниковых записях. Правда, однообразность происходящего, встречающаяся местами, напоминает нам, что всё-таки это именно дневники участника, и что это всё та же вязкая Великая война, а не уже более быстрая танковая германо-советская. В общем, хорошая книга для интересующихся подобной тематикой.

И, чтобы завершить тему сравнения с Ремарком, хочу вспомнить несколько рассказов Гюнтера Грасса из цикла «Моё столетие». В зарисовочках эти два великих писателя проповедуют разные вещи, имеют разные мнения, но между ними нет вражды. Это два человека с разными взглядами, на основе которых можно попытаться понять общую точку зрения нации с её менталитетом на события той войны.

carbonid1 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Глазами художника

Название «В стальных грозах» прямо-таки отражает сюжет. На каждой странице книги непременно есть оторванные конечности, смерти, убийства и град из шрапнели, осколков и пуль. Даже если где-то ассортимент не весь, на следующей странице упущенное нагоняется сполна.

Эта литературная публикация дневников после Первой мировой обрела популярность в Европе - как у пацифистов, так и у милитаристов [хер-зна-где прочел]. Есть отличный вопрос – почему именно она, а не множество других? Мне всегда нравилось словосочетание «искусство войны», такой себе каламбур: война и искусство, искусство и война. При правильном подходе можно жевать не один час. Эта фраза, как плевок в лицо её жертвам.

Особенность данного произведения [см. выше] – практически полное отсутствие оценок, размышлений глобальных масштабов. Есть только война, причем не как глобальная, мировая, а глазами одного человека. Вся книга в окопах, с неба летит сталь, на землю падают трупы. Война не как политический инструмент, а как испытание.

В 1915 году немцы продвинулись на несколько километров, захватив старые французские окопы. Наш рассказчик, после зачистки баррикад от живых врагов и охлаждения эмоций, почувствовал сильную трупную вонь. Как оказалось, это тоже французы, но умершие уже несколько недель назад. Их изуродованные и гниющие тела покоились в нескольких метрах от окопа, а их пока еще живые товарищи за неимением возможности предать тела земли, лежа в окопной грязи под германскими пулями и снарядами, были вынуждены просто смотреть и вдыхать. Еще были другие эпизоды – германский офицер, который жил только в ожидании новых атак, вылазок, патрулей пока храбро не умер; призывник – муж, отец нескольких детей, за 50, «он был из тех, кто в волонтеры бы не пошел, но если делать свою работу – то делать», в нужный момент он схватил пулемет, защищая роту от наступающих англичан. Когда ему в лоб влетела пуля, его глаза искрились от возбуждения, когда его мозги уже стекали по коленям, он еще спрашивал о наступающих врагах.

Атака начала захлебываться, боевой задор выветривался, взвод, прижатый английским огнем, спрятался в окопе. Офицер призвал добровольцев идти в атаку и после неуверенного переглядывания солдат один поляк с ревом выскочил из защиты и погнал выбивать «томми» с их позиций. Тот же лейтенант потом записал, что до того момента считал поляка беспомощным слабоумным. «Узнать человека можно, только увидев его в беде».

Рассказчик восхищался всеми этими людьми. Закрадывается мысль – чем там восхищаться, если бы тем французам из гниющих окопов или отцу семейства предоставить выбор дом-война, само собой разумеется, они бы сидели дома. Но вот здесь и главный подвох. Жизнь это игра, не зря лейтенант Юнгер упоминал о 14 серьезных ранениях «не считая разного рода легких порезов». И кроме этого, о случаях «если я бы случайно не остановился там-то, был бы уже там-то (махнув рукой в сторону ада)». Везение есть одним из основных параметров успешной игры, ты принимаешь или не принимаешь такие правила. Стартовая локация у всех разная, у некоторых заведомо проигрышная.

Итак: у нас есть мировая война, которой конца-края не видно, есть ежедневные обстрелы сталью на испепеление, есть товарищи, умирающие ежедневно и есть пустота впереди. Нет никаких нахрен моральных оценок убийства, политики, исторического взгляда людей рожденных в период длинного мира, только противостояние неизвестности. Так начинается большая игра, а с ней подлинное искусство войны.

Все мы слышали, что искусство не имеет границ, так почему не дать право войне стать им? Да, кровавое, да, будут жертвы, да, хочет забрать разум и душу полностью себе, но это оно и есть, только сильно приближенное к реальной жизни. Юнгер восхищался идущими заведомо на смерть, приветствовал их жизнь и скорбел о смерти так, как может жалеть художник своего брата по крови.

Позволю себе исказить слова одного японца: «Приняв вой*ну как путь, увидишь путь как войну».

Перед нами гимн искусству войны, передан глазами и ощущениями одного из жителей Ада, в котором нигде не говорится об этом прямо, но вся эмоциональная сторона ведет именно туда. Живые куски истории, как понятия времени шагающего по прямой, вырезаны. Нет начала войны, нет и её конца, танки, супероружие своего времени, упоминались только два или три раза. Все это приводит к ощущению остановки времени по причине его бесконечности, война началась с первого окопа в глиняном карьере и закончилась последнем боем и они не отличались абсолютно ничем. Я не вижу здесь пацифизма, но и милитаризма здесь нет, только песнь духу воина.

sibkron написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"В стальных грозах" - произведение Юнгера, уже давно ставшее военной классикой. По факту является скорее документальным романом, литературно обработанным дневником.

1914 год. Первая мировая. Молодой Эрнст Юнгер вступает в ряды армии, чтобы сражаться за свое Отечество. Для героя это авантюрное приключение, своего рода "Одиссея" и одновременно взросление и попытка обрести себя. По мере продвижения событий Юнгер проявляет военный талант и становится командиром роты в звании лейтенанта.

Художественная проза автора вызывает в памяти скорее философский и неспешный стиль Томаса Манна. В полудокументальной дневниковой прозе Юнгер отличается большим лиризмом, экспрессивностью, исповедальностью, иногда проскакивающими искорками юмора. В "Стальных грозах" автор показывает весь хаос и сумбур, который царит вкупе с планомерной, технически выверенной окопной войной, где порой раненый на поле боя приравнивается к умершему, где "предусмотритетельный" и "безразличный" могут оказаться в равных условиях.

Самый предусмотрительный и самый безразличный, как это и водится на войне, остались невредимы; первый вообще не был ранен, тот же, который спал, получил осколок в бедро. Трое других были разорваны снарядом, пролетевшим сквозь стенку погреба и разорвавшимся в противоположном углу.

Для одних война - преходящий момент жизни, который может оставить психологическую травму, для других, как для Бардамю Селина, - мерзость, для героя Юнгера - это авантюрное приключение и способ найти своё я. Но, в целом, это жестокое испытание, где выжить может не столько сильнейший, сколько удачливый.

Эрнст Юнгер. В стальных грозах

admin добавил цитату 5 месяцев назад
Вже так споночіло, що червоні маки на здичавілих полях зливалися з ясно-зеленою травою в один насичений тон. У цьому присмерковому світлі дедалі пронизливіше проступала моя улюблена барва: та майже чорна червінь, пристрасна й тужлива водночас.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Серед усіх бентежних моментів війни жоден не в змозі зрівнятися із зустріччю двох командирів ворожих ударних загонів поміж вузьких глиняних стін окопу. Тут нема вже ні відступу, ні пощади. Це знає кожен, хто бачив їх у їхнім царстві — цих володарів окопу з суворими, рішучими обличчями, відважних до нестями, що плавно й спритно пересуваються вперед-назад, з гострими, кровожерними очима, — мужі, гідні своєї години, не згадані в жодних зведеннях.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Когда скучаешь лежа, ищешь всякие способы развеяться; так, однажды я проводил время, подсчитывая свои ранения. Я установил, что, не считая таких мелочей, как рикошеты и царапины, на меня пришлось в целом четырнадцать попаданий, а именно: пять винтовочных выстрелов, два снарядных осколка, четыре ручных гранаты, одна шрапнельная пуля и два пулевых осколка, входные и выходные отверстия от которых оставили на мне двадцать шрамов. В этой войне, где под обстрелом были скорей пространства, чем отдельные люди, я все же удостоился того, что одиннадцать из этих выстрелов предназначались лично мне. И потому я по праву прикрепил к себе на грудь Золотой Знак раненого, присужденный мне в эти дни.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Еще хуже была скука, для солдат более убийственная, чем смерть.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Грохот от разрыва мины совсем другой, он действует на нервы гораздо сильнее, чем граната. В нем вообще есть что-то хищное, хитрое, что-то от личной ненависти. Мины — коварные существа. Ружейные гранаты по сравнению с ними — миниатюрные изделия. Как стрелы вылетают они из вражеского окопа и несут с собой боеголовки, изготовленные из красно-бурого металла, который, дабы производить более эффективное разрывное действие, разграфлен наподобие плиток шоколада. Когда в определенных местах ночного горизонта появляются их всполохи, все часовые вскакивают с постов и исчезают в укрытии.