Цитаты из книги «Узница Шато-Гайара» Морис Дрюон

20 Добавить
Это произведение перенесёт вас в средневековую Францию. Недавно умер сильный и властный Филип 4 Красивый, правивший Францией «железной рукой». На трон взошёл его сын – бесхарактерный и слабый Людовик 10. Бесхарактерность нового короля привела к тому, что всё, что было с таким трудом достигнуто Филиппом 4, рухнуло в считанные месяцы. Франция распалась на несколько территорий, не признающих власти короля. Десятки мелких и крупных феодалов начали воевать друг с другом. Франция погрузилась в смуту.
Даже когда нас карают за мнимые проступки, всегда имеется истинная причина для постигшего нас наказания.
Так уж бывает, что в пути встречаются одни и те же люди, потому что встречаются те, кто путешествует.
Единственно, что не вернется, – это молодость и возможность попутешествовать по белому свету.
Сбоку от алтаря находилась могила Людовика Святого, а за ней виднелись каменные изображения великих предков. По другую сторону нефа лежало свободное еще пространство, не тронутые еще плиты, которые в один прекрасный день раскроются, дабы принять вот этого юношу, вступавшего на отцовский престол, а потом вслед за ним поглотят одно царствование за другим. «Здесь хватит места еще на многие века», – думал Людовик д'Эвре.
мудр тот, кто не притворяется деятельным, когда нечего делать
Так игра воображения направляет наши судьбы, и стоит человеку облечь в слова свои еще почти не осознанные желания, как он чувствует себя обязанным воплотить их в жизнь.
Если один завидует и восхищается судьбой другого не меньше, чем тот, другой, его судьбой, значит, у обоих дела идут отлично.
Государственный человек с тех высот, откуда он осуществляет свою власть под защитой сыска и солдат, сам чувствует свою плоть настолько неуязвимой, что, осуждая виновного на смерть или пожизненное заключение, судит лишь некие абстракции. Не живых людей сжигают или казнят по его воле - он сметает со своего пути помехи, уничтожает символы...
Великая ненависть требует себе равного противника.
Случайные измены отнюдь не мешают помнить и думать о той, кому изменяешь.
С великими мира сего излишняя скромность бессмысленна, и, когда они склонны удовлетворить вашу просьбу, не мешкая требуйте своего. Ибо в противном случае они считают, что уже выполнили долг признательности, предложив вам свою милость, и забывают подкрепить её делом.
Напрасно думают, что люди властолюбивые держатся за власть, понуждаемые лишь жаждой наживы и почестей. Прежде всего и больше всего ими движет почти абстрактная страсть направлять судьбы мира, не допускать, чтобы они свершались помимо их воли, воздействовать на мир и во всех случаях быть непогрешимыми. А богатство, почести – это лишь знаки или орудия их могущества.
Напоите хорошенько любую принцессу - и через полчаса вы не отличите ее от обычной потаскушки.
Люди посредственные терпят около себя лишь льстецов, что и понятно: стараниями льстеца посредственность может не считать себя таковой
Когда наш современник старается представить себе Средневековье, ему кажется, что добиться своей цели он может лишь напряженной работой воображения. Средние века видятся ему зловещей эпохой, отступившей во мрак прошлого, тем часом истории, когда на небе вовсе не появлялось солнце, а тогдашние люди, общественное устройство в корне отличалось от того, что мы видим сейчас. А ведь достаточно получше присмотреться к нашей Вселенной, читать каждое утро свежие газеты, чтобы понять: Средневековье у нашего порога, оно не желает уходить прочь и выражает себя не только в материальных памятниках.
Люди двуличные всегда склонны подозревать другого в том же пороке.
Проклятие шло не от Бога. Проклятие шло от него самого и было вскормлено лишь его собственными деяниями - и это было в равной степени применимо ко всем людям и ко всем постигающих их карам.
Даже когда нас карают за мнимые проступки, всегда имеется истинная причина для постигшего нас наказания. Любой неправый поступок, даже свершенный ради правого дела, несет в себе проклятие
Устраивать счастье тех, кого любишь, вопреки их воле и даже наперекор ей - значит любить недостаточно.
Взаимная ненависть связывает двух людей столь же крепкими узами, как и разделенная любовь, и когда исчезает с лица земли враг, против которого вы долгие годы строили козни, в сердце вашем остается пустота, совсем такая же, как если уходит из него великая страсть.