Цитаты из книг

admin добавил цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
Вы совершенно неспособны мыслить абстрактно. Извините меня, но это просто тупость.
Человечество медленно шло к своему краху, и когда в 29 веке случилась двухсотлетняя война, она изменила все принципы жизни общества. Большая часть человечества погибла, но это было платой за светлое настоящее. Теперь, в веке тридцать первом, каждый гражданин может с правом называть себя «Мы», потому что в его мыслях, в его действиях, нет ни единого намека на прежнюю, неэффективную, неорганизованную, животную натуру. Правда, в качестве атавизма, остаются два часа в день на неорганизованные дела,...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
Мы – счастливейшее среднее арифметическое… Как это у вас говорится: проинтегрировать от нуля до бесконечности – от кретина до Шекспира… Так!
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
– Я служу и буду служить знанию, – нахмурился я: шуток я не люблю и не понимаю, а у R-13 есть дурная привычка шутить.
– Ну что там: знание! Знание ваше это самое – трусость. Да уж чего там: верно. Просто вы хотите стенкой обгородить бесконечное, а за стенку-то и боитесь заглянуть. Да! Выгляните – и глаза зажмурите. Да!
– Стены – это основа всякого человеческого… – начал я.
R – брызнул фонтаном, О – розово, кругло смеялась.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
Однажды Пляпа рассказал об иррациональных числах – и, помню, я плакал, бил кулаками об стол и вопил: «Не хочу √-1! Выньте из меня √-1!» Этот иррациональный корень врос в меня, как что-то чужое, инородное, страшное, он пожирал меня – его нельзя было осмыслить, обезвредить, потому что он был вне ratio.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
Закрывши глаза, я мечтал формулами: я еще раз мысленно высчитывал, какая нужна начальная скорость, чтобы оторвать «Интеграл» от земли. Каждый атом секунды – масса «Интеграла» меняется (расходуется взрывное топливо). Уравнение получалось очень сложное, с трансцендентными величинами.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
...блаженство и зависть – это числитель и знаменатель дроби, именуемой счастьем.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
...представьте себе – квадрат, живой, прекрасный квадрат. И ему надо рассказать о себе, о своей жизни. Понимаете – квадрату меньше всего пришло бы в голову говорить о том, что у него все четыре угла равны: он этого уже просто не видит – настолько это для него привычно, ежедневно. Вот и я все время в этом квадратном положении.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
...среди своих прозрачных, как бы сотканных из сверкающего воздуха, стен – мы живем всегда на виду, вечно омываемые светом. Нам нечего скрывать друг от друга.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
Irina добавила цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
До сих пор мне в жизни было ясно (недаром же у меня, кажется, некоторое пристрастие к этому самому слову «ясно»). А сегодня… Не понимаю.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 неделю назад
Вы совершенно неспособны мыслить абстрактно. Извините меня, но это просто тупость.
Человечество медленно шло к своему краху, и когда в 29 веке случилась двухсотлетняя война, она изменила все принципы жизни общества. Большая часть человечества погибла, но это было платой за светлое настоящее. Теперь, в веке тридцать первом, каждый гражданин может с правом называть себя «Мы», потому что в его мыслях, в его действиях, нет ни единого намека на прежнюю, неэффективную, неорганизованную, животную натуру. Правда, в качестве атавизма, остаются два часа в день на неорганизованные дела,...
admin добавил цитату из книги «Север» 1 месяц назад
Не нужно солнца. Зачем солнце, когда светят глаза? Темно. Шерстяной туман закутал, спустил занавеску. Издалека, из-за занавески слышно: капают капли о камень. Далеко: осень, люди, завтра.
"Происходит так: солнце летит все медленнее, медленнее, повисло неподвижно. И все стоит закованное, залитое навек в зеленоватое стекло. Недалеко от берега на черном камне чайка распластала крылья, присела для взлета – и всегда будет сидеть на черном камне. Над трубой салогрейного завода закаленел, повис клубок дыма. Белоголовый мальчик зуёк перегнулся через борт сполоснуть руки в воде – остался, застыл. Минуту все стоит стеклянное – эта минута – ночь. И вот, чуть приметно шевельнулось солнце....
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 месяц назад
Вы совершенно неспособны мыслить абстрактно. Извините меня, но это просто тупость.
Двадцать шестой век. После Великой Двухсотлетней Войны на Земле возникло Единое Государство. Люди в нем не имеют имен и фамилий, у них есть лишь номера. Все они носят одинаковую униформу и едят искусственную пищу. Живут в прозрачных, как будто сотканных и воздуха домах и лишь в заранее согласованный «сексуальный час» имеют право опустить шторы, чтобы встретиться с объектом своего вожделения. После завтрака и исполнения Гимна Единого Государства, шеренгами по четыре все дружно направляются на...
admin добавил цитату из книги «Бич Божий» 1 год назад
"Самое прекрасное в жизни - бред, и самый прекрасный бред - влюблённость." ("Ловец Человеков")
В настоящую книгу известного русского писателя, автора романа «Мы» Е. Замятина вошли повести «Уездное», «Алатырь», «На куличках», «Островитяне», «Наводнение» и восемь глав незавершенного романа «Бич Божий». Роман посвящен завоевателю Атилле. Рождённый кочевником, он попадает в каменную реку Рим. Он пленник, он чужой. Каждое событие, каждый поступок окружающих его людей формирует и закаляет воинственный характер Атиллы. Он вырастет, он зажмёт их в кулак. Роман похож на мозаику, в которой есть...
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Вы совершенно неспособны мыслить абстрактно. Извините меня, но это просто тупость.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
...смех - самое страшное оружие: смехом можно убить всё - даже убийство...
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Все женщины - губы
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Самое мучительное - это заронить в человека сомнение в том, что он - реальность.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Я спрашиваю: о чём люди — с самых пелёнок — молились, мечтали, мучились? О том, чтобы кто-нибудь раз навсегда сказал им, что такое счастье — и потом приковал их к этому счастью на цепь.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Верите ли вы в то, что вы умрете? Да, человек смертен, я - человек: следовательно... Нет, не то: я знаю, что вы это знаете. А я спрашиваю: случалось ли вам поверить в это, поверить окончательно, поверить не умом, а телом, почувствовать, что однажды пальцы, которые держат вот эту самую страницу, - будут желтые, ледяные...
Нет: конечно, не верите - и оттого до сих пор не прыгнули с десятого этажа на мостовую, оттого до сих пор едите, перевертываете страницу, бреетесь, улыбаетесь, пишете...
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
..Потому что я знаю (пусть это кощунство, но это так): праздник только с нею, только тогда, если она будет рядом, плечом к плечу. А без нее завтрашнее солнце будет только кружочком из жести, и небо - выкрашенная синим жесть, и сам я.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Две чашки весов: на одной – грамм, на другой – тонна, на одной – «я», на другой – «Мы», Единое Государство. Не ясно ли: допускать, что у «я» могут быть какие то «права» по отношению к Государству, и допускать, что грамм может уравновесить тонну, – это совершенно одно и то же. Отсюда – распределение: тонне – права, грамму – обязанности; и естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты – грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны…
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Дети – единственно смелые философы. И смелые философы – непременно дети. Именно так, как дети, всегда и надо: а что дальше?
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Единственное средство избавить человека от преступлений — это избавить его от свободы.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Вообще эта милая О... как бы сказать...у ней неправильно рассчитана скорость языка, секундная скорость языка должна быть всегда немного меньше секундной скорости мысли, а уже никак не наоборот.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».
admin добавил цитату из книги «Мы» 1 год назад
Минута неловкого асимметричного молчания.
«Мы» — роман-антиутопия (1920) Евгения Ивановича Замятина (1884 — 1937) с элементами сатиры. Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем».